Курсы валют ЦБ РФ на сегодня:     $ - 73.6376 RUB     € - 87.1722 RUB     £ - 96.4211 RUB
Сиськи в сторону – тульские музейщики пришли в суд и вывалили аргументы

Сиськи в сторону – тульские музейщики пришли в суд и вывалили аргументы

Хорошими сиськами не разбрасываются. Даже когда они – весомый аргумент.  Даже в суде. 

Сиськи в сторону – тульские музейщики пришли в суд и вывалили аргументы
фото: соцсети
«У меня грудь. Какая я! Ух!», «Я дважды цыганка», «Нищих не люблю», «Почем нынче овес?»

- неистовые реплики сыпались одна за одной из уст женщины уважаемого возраста. Из присутствующих никто так и не понял – хвасталась ли дама или тосковала по давно-давно ушедшей молодости, когда, что называется, и деревья, и сиськи были высокими.

В Туле стартовал суд: чиновники судятся с чиновником за кусок дорогой земли и аварийную постройку с большой инвестиционной составляющей. А начался процесс с … базара. Ответчица обозначила ситуацию дорогой уху гопника риторикой. Вот в зал заседаний Центрального суда Тулы заходит прокурор и спрашивает фамилию ответчика.

«Я знаете, за свою жизнь столько прокуроров перевидела? "Видите, я прокурор?" А вы видите, я тоже - во! У меня грудь, и вообще все: глаза, уши. Какая я! Ух! Не боитесь меня? Нет? Плохо», – выдает вдруг дама. 

Сиськи в сторону – тульские музейщики пришли в суд и вывалили аргументы 565

Автор словесной порнографии «на любителя» Ангелина Балаева - жена Михаила Шейнина. Он - референт инспекции Тульской области по государственной охране объектов культурного наследия, организатор частного музея на улице Металлистов в Туле. Она – мастер - фломастер, разукрашивает матрешек и прочие болванки для восторженных туристов. Именно Балаева – собственница квартиры-музея, поэтому в слушании по иску администрации города важно ее присутствие. В суд чета явилась, как культурные работники. В смысле, работники культуры. Ну, в смысле, сеятели доброго-вечного …

Михаил Шейнин должен освободить помещение, где жил его отец - конструктор-оружейник Симон Шейнин – из-за непригодности строения. Потомок скоро собирает личные вещи своей семьи, называет все это экспозицией, и квартира в конце прошлого года срочно превращается в музей, спустя пару лет после признания дома аварийным. Никакой корысти. Затем Шейнин нанимает контору, которая заключает – дом вообще-то и не аварийный. Никакого использования служебного положения и коррупции. 

Сиськи в сторону – тульские музейщики пришли в суд и вывалили аргументы 561
Сиськи в сторону – тульские музейщики пришли в суд и вывалили аргументы 562

Звездный час Шейнина наступил в начале года, когда СМИ подхватили историю «дележа» дома. Собралась аудитория интересующихся, начала задавать правильные вопросы: отец, ты чего хочешь, власти или денег?

В очередном интервью Михаил Симонович сдался. Говорит, администрация мне должна, как земля колхозникам. Говорит, денег давайте. Вашу квартиру [выделенную властями взамен аварийного жилья] в Левобережном мне не надо. Таки надо мне 10 миллионов и я распрощаюсь с фамильным домом и скарбом в нем.

Кстати, о колхозниках. Их в формально бесплатном музее не ждут. Культура не должна служить народу – не унималась «дважды цыганка», разжигая классовую рознь:

«Шейнин: Те, кто не приходят в музей, они надувают щеки, надувают глаза, вопят, говорят, что там дом аварийный…

Балаева: Они нищие, о чем говорить? Они же - нищие- сделали революцию однажды. А закончилось все тем же самым. Они так и остались нищими. А я нищих страсть как не люблю. У меня в свое время предков раскулачили и имение отобрали. Потому со мной не надо… всем... нищим… И простить не прощу, никогда, чтобы у меня еще сейчас все отняли?».

Затем родственница уважаемого оружейника прошлась с угрозами по прокурору, вспомнила президента и Трампа, свои цыганские корни – все в одном монологе – и заключила следующее:

«Смертельной болезнью не заболеем... Звездочки не попадают. Потому что у меня такие звезды на плечах, что они не падают. Хотите с нами поиграть? Поиграйте, голубчики, я люблю поиграть. Страсть, как люблю. Я по судам 12 лет ходила юристом. Такие дела выигрывала, что мало не покажется, а вы со мной поиграть решили. Да пусть поиграют, господи, как дети в песочнице». 

Чиновник-музейщик Шейнин достиг дна, назначив цену своим непоколебимым принципам – без разговоров продаст семейную память за 10 миллионов. Но вдруг неведомые горизонты бездны развела грудью руками его жена. И это еще суд не начался. 

Музей говорите!? Идите, товарищи, господа, в суд! Там зрелища. 



Место для дискуссий
Отправить